March 6th, 2017

Мой медмед

Сделаю неожиданное. Буду пиарить сам себя. Ялта 2011. Часть 1.

Оригинал взят у may_s в Ялта 2011. Часть 1.
Знаешь дорогой дневник. Мне что-то надоело воевать за политику и экономику.
К тому же, то что я сейчас вижу, вселяет серьезные надежды.


Поэтому решил я - а чем я не живой человек. И чому бы мне, не поделиться впечатлениями от своих поездок.


Поэтому Ялта. 2011.

Ну, начать наверное стоит с того, что это была профсоюзная путевка, которая стоила моему заводу 24000 рублей на двоих.
Двоих, в смысле не меня и завода, а меня и моей жены.

Итак отчет.
Первые фото, после попадания на территорию санатория, но до заселения :)

Collapse )
Кошки, наше все)


После заселения, был первый выход человечества к морю. С морем там сложно все было, мы дней пять не купались. Но об этом в продолжении.
Вот пожалуйста фото летящего голубя, океанского лайнера и какой-то тетеньки в белом в середине композиции.


Лайнер кстати - сестрица, печально прославившейся позже Costa concordia. Это Коста Аллегра.


Ну и как же в самый первый день, не посетить Ласточкино гнездо :)
Это по дороге.


Этот дяденька в синих штанах, никто иной как Иван Федорович Крузенштерн я.


Ну и без меня :)


Орел)



Чудо советской архитектурной мысли :)


Маяк


Пожалуй, для первого раза хватит.

Мой медмед

Ялта 2011. Часть 3. Путешествие в Севастополь.

Оригинал взят у may_s в Ялта 2011. Часть 3. Путешествие в Севастополь.
Это - часть один. http://ozercatel.livejournal.com/9323.html

Так уж вышло, что один из моих друзей, вызвал в башке воспоминания о Севастополе) Поэтому часть 2, пока пропущена)

Итак, Сапун -гора. Место, где крови пролилось не мало.


Collapse )
Я не сильно, тогда интересовался оружием. В отличие от сейчас. Но тем не менее фото.




Далее. Музей Севастопольская панорама.

Для тех, кто не понимает в чем прикол. Нижняя треть фотографии (панорамы) выполнена из осязаемых материалов. Верхние две трети - нарисованы.



Еще...



А вот это фото для тех, кто думает, что мы Крым захватили.
Севастополь! 2011 год! Смена караула молодежи у Памятника Погибшим Воинам!



Вот это то, что написано у Стеллы на набережной.



Вот этой Стеллы... Фото не мое






Фуууух. Надо покурить сходить.


Далее, если от Стеллы пройтись по набережной влево, чудесным образом находится океанарий)
Эта тема мне очень близка, потому как таких рыб я уже потом, через маску наблюдал в Египте.







Потом, мы решили откушать соизволить, в кафе на набережной.
И вот что мы увидели. Всего за 20 минут

Буксиры стремятся на встречу сухогрузу (может танкеру).



Летают самолетеги и голуби




Далее было посещение Херсонеса.

Вид с моря на Херсонес Таврический.


Вид их фотоаппарата на море



Ёжик). Там же.


Мой медмед

Ялта 2011. Часть 2. Ай Петри.

Оригинал взят у may_s в Ялта 2011. Часть 2. Ай Петри.
Что не говори, горы!!! великая штука.
Чо лукавить то уж. Природа великая штука!
А мы так, недоразумение. С фотоаппаратами.

Канатная дорога



она же


ну ета, сосны там же



вот тут, мне пиздец как страшно, обрыв всего в метре



тут не страшно - метра три

DSC_0176

Сверху)




Плато



Оно же



Лошадка )))




Верблюд, лошадка и ослег :)


Мой медмед

ПЛЯЖ



Моросил унылый февральский дождик.

Подняв воротник ватника, я сидел в блиндаже, наспех выкопанном на сочинском пляже и накрытом лежаками в три наката, прислушивался к шуму прибоя и курил самокрутку из водорослей. Рядом, у тёплой буржуйки, примостились ещё два бойца из городского ополчения, наспех собранного в тревожном ожидании захода в Чёрное море британского суперэсминца «Даймонд», посланного говорить с позиции силы.

Ничего больше противопоставить ударной мощи 114-миллиметрового орудия эсминца, двум его 20-миллиметровым зениткам и одному палубному вертолёту с вертикальным взлётом, Россия, ослабленная смертельными санкциями, уже не могла.

Всю регулярную армию Генштаб РФ, напуганный развёртыванием четырёх многонациональных батальонов НАТО в Прибалтике и Польше, выдвинул на западные рубежи, где армия лихорадочно окапывалась сапёрными лопатками, готовясь к обороне. Авиация без высокотехнологичных украинских запчастей стояла на аэродромах, военные корабли и атомные подлодки стеснялись выходить в море из-за своих дымящих труб, картон всех танков размок под дождём, а стратегические ракеты были ржавыми и безнадёжно устаревшими. Исправно работали лишь одни бензоколонки.

Хмурый, не спавший пятые сутки, замполит заглянул в блиндаж, выдал нам один на троих АК-47, пулемёт «Максим» из местного краеведческого музея, три банки ежей в томатном соусе, фронтовую газету «Курортная правда», сказал: «Держитесь, парни!» и ушёл проверять остальные береговые укрепления.

Ещё у нас была лодка с вёслами, фонариком и двумя гранатами, специально приспособленная для перехвата эсминцев НАТО.

– Других кораблей у меня для вас нет, – выдавая лодку, сказал нам седой контр-адмирал и заплакал.

Я открыл газету и рассеяно прочитал передовицу под названием: «Крепить дисциплину в войсках – первоочередная задача!». В ней говорилось о неком рядовом Тугулове, потомственном охотнике из Улан-Удэ, который, прослышав, что напротив их окопавшейся части бегают какие-то леопарды, взял сапёрную лопатку и ушёл ночью в самоволку, а утром притащил в расположение части изумлённого польского танкиста, пояснив: «Однако леопарда поймал, разделал, а в нём ещё живой человек был. Не успел его зверь переварить, однако». Спасённый поляк непрерывно икал и вздрагивал, а вынуть из его онемевших рук танковый штурвал оказалось задачей не из простых.

Я дочитал, поднялся из блиндажа на пляж, вдохнул свежего морского воздуха и посмотрел в звёздное небо. По небу стремительно двигалась сияющая звёздочка.

– Украинский сверхзвуковой дирижабль с изменяемой стреловидностью гондолы, – услышал я и обернулся.

Ополченец Володя тоже поднялся подышать свежим воздухом и тоже смотрел в небо.

Володя работал сисадмином в супермаркете и хорошо разбирался в военной технике, так как на работе читал все военные сайты подряд. Больше делать в супермаркете ему было нечего, так как тот уже два года торговал только сухарями, водкой и морожеными воробьями. В конце каждого месяца Володя обменивал свои трудодни на талоны на интернет и как-то перебивался.

Из блиндажа высунулась голова ополченца Ашота. В счастливом досанкционном прошлом, когда в России ещё было мясо, Ашот держал шашлычную на центральной набережной. Он поправил съехавшую набок будёновку и взволнованно сообщил, что по рации передали, что в нашем квадрате замечен катер миссии ОБСЕ, который шёл из Мариуполя в Босфор, заблудился и просит причалить к нашему пляжу. Через минуту, в километре от берега взлетела чья-то тревожная красная ракета.

Вскочив в шлюпку-перехватчик мы стремительно погребли к волнорезу. В руках, на всякий случай, я держал гранаты. Метрах в ста мы увидели катер, который стремительно мчался на волнорез со стороны моря.

– Стой, брат! – закричал катеру Ашот, отчаянно размахивая включённым фонариком. – Тут волнорез бетонный и с острыми ракушками!

– Бесполезно, они ничего не видят и не слышат, – грустно сказал я. – Они же из ОБСЕ.

Катер на полном ходу налетел на волнорез, сделал пируэт в воздухе и развалился на части.

Пятеро сотрудников миссии барахтались в воде среди плавающих вокруг долларов, евро и гривен, отчаянно вопя: «Хелп!»

Пришлось вылезать из лодки и брести по пояс в холодной воде, чтобы спасти тонущих людей.

Уже когда они грелись в блиндаже у буржуйки, с аппетитом уплетая ежей в томате, я молча показал им кучу мокрых денег и размокшие благодарственные грамоты от ВСУ за умелую артнаводку и коррекцию.

Они посмотрели на грамоты и сказали, что никаких грамот не видят. Потом присмотрелись и добавили, что деньги видят очень хорошо. Ашот показал им свой здоровенный кулак, спросил: «А это видите?», на что они решительно ответили, что у них дипломатическая неприкосновенность. Потом дружелюбно улыбнулись и вежливо поинтересовались координатами нашего блиндажа. Ашот застонал.

– Ара, оставь их, – вздохнул я. – Это же европейцы.

Всю оставшуюся ночь они перебирали гальку на пляже, раскладывая её по размеру и цвету, и недовольно косились на сисадмина Володю с автоматом.

Утром пришёл усталый замполит, посмотрел на идеальный уложенный пляж, удивлённо присвистнул и сообщил, что мы можем расходиться по домам, так как у эсминца «Даймонд» от слишком тёплой воды сломались обе его турбины "роллс-ройс" и вырубились все системы жизнеобеспечения, включая гальюны. Что суперэсминец стоит посреди Босфора и нехорошо пахнет, отпугивая туристов.

– И на западном фронте сейчас трудно, – сурово добавил замполит, поправляя пулемётные ленты на груди. – Одна наша рота стройбата заблудилась в темноте и случайно захватила Вильнюс. Теперь у них на иждивении два батальона НАТО и куча местных, а в роте почти не осталось ежатины.

Потом он вытряхнул из карманов сотрудников миссии ОБСЕ наворованную ими за ночь гальку, усадил их в полуторку и увёз в пыточные подвалы КГБ.

Я брёл домой и думал: «Как тяжело, когда с твоей страной говорят с позиции силы. Сил никаких нет».

Автор: Зеленый чай, спасибо ему.
https://cont.ws/@greentea/543730